Богдан Ковальчук
Как овечки чертёнка
перевоспитали
Сказка
Высоко в горах, в долине, паслось стадо овец.
Трава
у
них
под
ногами
была
густая
и
сочная.
Овечки
медленно
пережёвывали
тонкие
стебли
луговых растений и улыбались от счастья. Сверху
светило тёплое солнышко, и ничто их не огорчало.
Вдали
виднелась
опушка
леса.
Чаща
была
густая,
тёмная,
и
даже
днём
свет
не
проникал
сквозь деревья. Овечки не подходили близко к лесу,
ибо знали, что там живёт сам чёрт. Точнее, не чёрт,
а маленький чертёнок, но смысла это не меняло.
Чертёнок
был
страшный
и
довольно
злой.
Днём
он
сидел
глубоко
в
чаще
и
прятался
от
солнечных
лучей.
Ибо
ослепляли
они
его
и
обжигали,
будто
огненные
стрелы.
Зато
вечером,
когда темнело, чёртик прозревал и начинал видеть
далеко-далеко.
Ибо
то,
что
было
тьмой,
для
него
было светом, и наоборот.
Каждую
ночь
он
вставал,
обтряхивался
и
готовился
делать
плохие
дела.
То
гнездо
с
ветки
скинет,
то
молодое
деревце
сломает.
То
ведро,
полное
воды,
опрокинет,
то
мост
через
ручей
повредит.
Никому
не
было
спасу
от
чертёнка:
ни
людям, ни животным.
«Зачем
ты
проказничаешь?
думали
одни.
Что
мы
тебе
сделали?»
«Сгинь,
нечистая
сила!
Уходи в лес и не возвращайся!» – говорили другие,
но чертёнок всё равно возвращался и пакостил ещё
больше.
В
полнолуние
творилось
вообще неописуемое. Чертёнок
превращался
в
серого
волка
и
пугал
бедных
овечек.
Бывало,
незаметно подкрадётся к отаре
и
откусит
кусок
шерсти
у
овцы, что ближе к краю стоит.
Поэтому
каждая
овца
старалась
протиснуться
к
центру
стада.
Со
стороны
виднелись лишь их белые хвостики.
Люди тоже прятались по домам в такое время.
Пусть дрова не нарублены и вода не принесена –
ничто
не
могло
вынудить
выйти
во
двор,
когда
светила
круглая
луна.
В
это
время
чертёнок
превращался
в
чёрного
ворона
и
летал
вокруг,
наводя
ужас
на
окружающих.
Любая
скотина,
которой
он
смотрел
в
глаза,
наутро
просыпалась
хворой.
Любой
человек,
который
попадался
ему
на
пути,
вскоре
ломал себе руку или ногу. Дурной взгляд был у того
ворона,
а
всё
потому,
что
внутри
него
сидела
нечистая сила.
Стали
люди
бороться
со
злом.
Построили
церковь,
окрестили
себя
и
своих
детей,
начали
молиться.
Рядом
соорудили
колокольню.
Три
раза
на
день
звенел
колокол,
всё
дальше
и
дальше
прогоняя нечистый дух от селения.
Вскоре
жизнь
в
посёлке
нормализовалась.
Больше никто не хворал, не подворачивал ногу и не
падал невзначай с лестницы. Но никто не подумал
про бедных овечек. Им по-прежнему было страшно
ночевать
одним,
у
самой
опушки
тёмного
леса.
И,
как
прежде,
к
ним
захаживал
чертёнок,
пугая
своими
острыми рогами, горящими глазами и
длинным хвостом.
Собрались
тогда
овечки
в
круг
и
решили
с
бесёнком
поговорить.
Захотели
выяснить,
почему
он такой злой.
Почему
ты
всех
обижаешь?
обратился
к
чертёнку самый крупный в отаре баран. На голове у
него виднелись два больших закрученных рога, но
он никогда не бодался. Баран был добрый и носил
рога скорее для красоты.
Обижаю
и
буду
обижать,
потому
что
я
плохой, – объяснил бесёнок. – А как иначе? Вокруг
меня все скверные: и баба Яга, и леший, и лесной
колдун.
Мы
даже
соревнуемся, кто хуже и
кто
больше
пакостей
сотворит.
А
зачем
творить
гадости,
если
можно
делать
добрые
дела?
спросил
второй
барашек. Ростом он был
поменьше и рога у него
были
покороче,
но
он
всё
равно
бесстрашно
посмотрел прямо в глаза
чертёнку.
Тот
даже
растерялся.
Во-первых, до этого никто
ещё
не
смотрел
на
него
прямо,
без
боязни.
Все
опускали свой взор, боясь
встретиться
взглядом.
А
во-вторых,
чертёнок
даже
не
думал
никогда
про
добро. Он вообще не знал, что это такое.
– Расскажите мне про добрые дела. Из чего их
можно делать? – спросил наивно он.
– Не из чего, а как. Зайди к нам в стадо, и мы
тебе
покажем,
сказала
маленькая
овечка
с
ласковыми глазами. – Только чур не лягаться и не
кусаться!
Ладно,
постараюсь,
пообещал
чертёнок
и
прошёл в центр отары.
Здесь
его
окружили
все
овечки
от
мала
до
велика
и
окинули нежным взглядом. Кто-то
принёс
свежего
молока,
кто-то
ласково
заблеял.
А
маленькая
овечка тихонько лизнула чертёнка
за руку.
Бесёнок
не
ожидал
такого
приёма.
Никто
и
никогда с ним не был так ласков в его жизни. До
этого
его
пинали
и
оскорбляли,
били
и
унижали,
поэтому и сам он стал злым и жестоким. А теперь
он увидел, что такое настоящая забота и любовь.
Он
попробовал
молочко.
О,
какое
это
было
наслаждение, какой приятный вкус! Никакая брага
не могла сравниться с этим благодатным напитком.
– Ой, а это что такое? –
он увидел букет из полевых
цветов,
который
ему
принесла
в
губах
другая
овечка.
Это
тебе
на
память
о
нас.
Чтобы
ты
смотрел
на
этот
букет
и
вспоминал
про
наше дружное стадо.
Чертёнок
был
на
седьмом небе от счастья. Он
прикоснулся
к
цветам
и,
о
чудо,
всё
в
нём
переменилось.
Хвост
укоротился,
рога
притупились,
глаза
перестали
гореть
адским
пламенем,
а
шерсть
выровнялась
и
посветлела.
И
стал
он
не
бесёнком,
а
обыкновенным
серым
козликом.
Козлик
обрадовался
своему
новому
облику.
Он
стал весело крутиться, бегать
и
играть
со
своими
новыми
друзьями.
Теперь
он
понял,
что такое доброта и насколько
велика её сила. Больше его не
тянуло в тёмный лес. Он дал
обет
остаться
в
своей
новой
семье
и
никогда
не
возвращаться
к
прежнему
образу жизни.
На следующий день он исправил разрушенный
мостик
через
ручей
и
полил
сломанное
деревце,
которое
вновь
ожило
и
расцвело.
Затем
сходил
к
людям
и
попросил
прощения
за
все
беды
и
невзгоды, которые он им доставлял.
Люди
с
улыбкой
приняли
серого
козлика,
проявили
милосердие
и
простили
его.
В
знак
примирения
деревенский
мальчишка
выбежал
с
охапкой
свежескошенного
клевера
и
положил
перед козлёнком. Ах, как это было вкусно! Не то,
что
мох
и
лишайник,
которыми
он
питался
в
тёмном лесу. Козлик аж зажмурился от счастья.
Вышла
юная
девушка.
В
руках
она
держала
маленький
колокольчик,
который
аккуратно
повязала
на
шею
козлику.
Колокольчик
болтался
и
издавал
ангельские
звуки.
Козлёнку
нравилось
его
звучание,
и
он
мотал головкой туда-сюда, чтобы
ещё
раз
услышать
перезвон.
Лучи
солнца
ярко
отражались
на
золотистом
ободе
колокольчика.
Спереди
на
его
куполе
виднелся
православный
крест…
Богдан Володимирович Ковальчук
Як ягнички чортеня перевиховали
Казка
УДК 821.161.1-34-93=021(02)(477)
ББК 84(2Рос=Рус)6-4
К56